Анна Эгида (egida) wrote,
Анна Эгида
egida

Categories:

Обострение

Я перестала чувстовать вкус еды.
Сегодня ела стейк лосося и оливки, такой контраст немного расшевелил рецепторы.
А ощущение от тела, словно оно в огне.
Мне надо что-то объяснять или постоянно занимать свой мозг каким-то делом, чтобы не отвлекаться на мысли.
Иначе я сажусь, замираю и смотрю в одну точку, так может пролететь пара часов.
В голове все происходит медленно. Что странно, я привыкла к моментальным реакциям. Найти правильное слово, движение, штрих.
Теперь все накатывает медленно и через несколько дней.
Если что-то с тобой случилось во вторник, то смысл происходящего я начиню видеть только к субботе или воскресенью.
Раньше же любое событие легко вставало в ряд.

Смысл ушел. Он словно потерялся где-то по дороге.
И все превратилось в однообразное месиво. Его можно искусственно наполнять, наполнять деталями, встречами, событиями и планами. Только в итоге это такая вереница из бреда, чтобы заполнить пустоту.
потому что когда у тебя нет большой идей, желания или мечты. То все пустое.

В детстве я любила веера. Веер важнее для принцессы, чем корона. Короны может и не быть, но только не веера!
Я их делала и раскрашивала сама. Был один прабабушкин очень тонкий, поломанный из странных темно-коричневых пластин, пахнущих странными духами.
Это была не пластмасса, но что это никто не знал. Пластины на просвет были очень красивые и давали янтарный оттенок проходящему сквозь них свету.
Позже, когда я в 8 классе была первый раз в Питере на экскурсии в Эрмитаже. Нам показали произведения Леонардо в одном из залов. Этот зал был примечателен еще и тем, что в нем были двери инкрустированные черемуховым панцирем.
В этой инкрустации я сразу узнала элементы узора из веера прабабушки.

Откуда у нее появилась такая изящная вещица из заморской диковинны для меня загадка.
Еще один веер, который был для меня, как сокровище - это подарок папы. Восточный веер. Он был с тонкими и ломкими красными палочками, у него был голубой фон бумаги и сюжет - женщина с двумя детьми. Кажется папа был тогда во Вьетнаме, когда я получила в подарок этот веер. А может быть и нет. Я не помню. Но папа и веер и я сама как-то бесконечно связаны с Дальним Востоком.

Помнится я вошла в Питере в кафе Абрикософф, когда училась там в университете. В зале сидели какие-то восточные мужчины. Пол зала заняли. Не знаю, может быть корейцы, может быть японцы, или китайцы. Но у меня было ощущение, что это взяли образ папы и размножили в разных вариациях.

Веер я не помню, что сталось с тем голубым веером, но он точно приехала со мной с Камчатки в Самару. Возможно он был окончательно порван.
Необходимый атрибут принцессы - веер.
Про веер я вспомнила, побывав на аэродроме.
Папа летчик, но сами самолеты дают сложную ассоциацию.
Вспоминая нахлынули, когда мы вошли в казарму. Чтобы дождаться возвращения истребителей. На улице яростно дул ветер.
Я проходила по узкому коридору, в открытые двери были видны спальни и быт.
В широкой части, с диванами и телевизором стоял бильярдный стол, где пилоты играли.
Все как в детстве. Только на улице не хватало качелей.
Их было несколько видов в папином гарнизоне.
Я была мала, чтобы по-настоящему кататься на них. Папа ставил меня на самые высокие, я крепко держалась руками, а он качал.
Обожаю качели.

Tags: опусы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments